Коллекция — страсть к водопадам

Пётр Фёдорович БРОВКО – доктор географических наук, профессор Дальневосточного федерального университета (Владивосток), член-корреспондент Российской академии естественных наук, председатель Приморского отделения Русского географического общества – Общества изучения Амурского края, Почётный член Национальной академии туризма. Основная сфера научных интересов – комплексное изучение берегов морей Дальнего Востока.

984

– Пётр Фёдорович, у Вас весьма необычное хобби. С чего всё начиналось?

– Родился я на Украине, но ещё в раннем детстве приехал на Сахалин, учился в школе в Холмске, затем поступил на отделение географии Дальневосточного университета. Съёмками водопадов, которых на Сахалине более чем достаточно, увлёкся ещё в детстве, когда ходил в походы. Позже, начав преподавать в том же университете, побывал на многих заморских водопадах – Японии, Кореи, Вьетнама, Маврикия, США. А осознанный интерес возник у меня лет 30 назад, когда получил письмо от Гарри Финдензейна, немецкого учёного. Он собирался писать книгу о водопадах мира и попросил дать сведения о дальневосточных. Нужную справку я подготовил, а заодно привёл в порядок свои данные, систематизировал фотоснимки, которых накопилось уже немало. Получилась, на мой взгляд, довольно интересная и даже уникальная коллекция. С тех пор я стал целенаправленно «собирать водопады». Не саму падающую воду, конечно, а её изображения и описания. Разумеется, моя коллекция – вовсе не желание удивить кого-то и не просто хобби, а часть научной деятельности.

985

– Велика ли коллекция?

– Более трёх тысяч самых разных «экспонатов». В первую очередь книги, фотоальбомы, репродукции, публикации по водопадам. Очень редкий экземпляр – книга о Ниагаре, выпущенная в Нью-Йорке в 1916 году. Большая часть коллекции – изображения водопадов, каскадов и потоков бегущей воды на картинах, календарях и открытках, конвертах и марках, на денежных купюрах, на кружках и тарелках, пивных банках и значках; на этикетках спиртных и прохладительных напитков, одеколонов, лосьонов и дезодорантов, конфет и консервов, сигарет и чая.

– Это, так сказать, изобразительная часть коллекции. Знаю, есть ещё у Вас и литературная…

– «Млечный Путь, упавший с неба» (одна из поэтических метафор водопада) во все века вдохновлял поэтов, писателей, художников, а в наше время – ещё и рекламистов. Только стихов о водопадах, на 60 языках мира, в моей коллекции более 300, и эта часть её постоянно пополняется. В 2000 году в соавторстве с Г.Т. Арсеевым издан сборник «Водопад: поэзия летящей воды». Собрано и множество цитат – упоминаний водопадов в переносном смысле. Известны каскады идей и рекордов, шуток и речей, денег (в смысле доходов) и грязи (то есть клеветы). В беллетристике нередко водопадом катятся слёзы, ниспадают волосы, струится шёлк, падают лепестки, льётся мелодия, рушатся комплименты и ливни, низвергаются морские волны и снежные лавины… Водопады сыграли свою роль и в истории техники. Именно «вертикальная» вода подтолкнула человека к созданию водяного колеса; даже идея туалетного сливного бачка пришла в голову изобретателю Томасу Причарду при виде водопада Виктория.

986

– Природные явления, в том числе связанные с водой и горными стихиями, наукой давно разложены по полочкам. Вы профессионально занимаетесь береговедением. А есть ли наука «водопадоведение»?

– Если говорить чисто академически, водопадами занимается гидрология суши. Гидрологами разработана их детальная классификация. Научно этот природный феномен определяется как «падение воды реки с уступа, пересекающего речное русло», поэтому основные показатели любого водопада – его высота и расход воды. Именно по этим критериям должен определяться «самый-самый» водопад. Но если расход можно измерить довольно точно, то высота водопада, как ни странно, обычно вызывает споры. Например, нередко складывают высоты отдельных каскадов речного потока и получают фантастические цифры в сотни и даже тысячи метров. Кроме того, высота конкретного водопада порой очень сильно зависит от уровня воды в реке или озере, из которого вытекает поток.

987

– И всё же – кого можно назвать «водопадоведом»?

Разумеется, есть люди, посвятившие себя исключительно изучению водопадов. Родоначальником «водопадоведения» можно, например, считать Иоганна Гербиния, издавшего в Амстердаме в 1678 году «Рассуждения об удивительных водопадах мира». Эта книга хранится в Британском музее в Лондоне. С тех пор появилось множество описаний водопадов, в том числе научных; есть сводки по отдельным странам и местностям, по национальным паркам и заповедникам. Но, как ни странно, открытия продолжаются. В России мне известны всего несколько человек, коллекционирующих и изучающих водопады. Первым был уже упомянутый мною Георгий Терентьевич Арсеев, живший в Ярославле и ушедший из жизни в 2002 году. На его памятнике из черного мрамора написано просто: «Певцу водопадов». Юрист по профессии, Арсеев много путешествовал. Он побывал на Памире и в горах Южной Сибири, на Кавказе и в Карпатах, на Кольском полуострове и в Западной Европе, и везде собирал сведения о водопадах. Коллекция Арсеева была самой крупной в СССР. Многое он успел опубликовать в своей книге «Водопады», изданной в Москве в 1987 году и ставшей ныне библиографической редкостью. Я познакомился с Арсеевым в 1975 году. Тогда-то в наших разговорах выяснилось, что знания о водопадах СССР во многом неполны, а потому существует проблема поиска и описания крупнейших и высочайших из них. Настоящими водопадоведами назвал бы и своих коллег Б. Филимонова (Владивосток), В. Шестеркина (Хабаровск), А. Клитина (Южно-Сахалинск), Ю. Калинина (Петропавловск-Камчатский).

– Пётр Фёдорович, а есть ли у Вас самый любимый водопад?

– Да, есть – безымянный водопад на острове Кунашир на Курилах, высотой 22 метра. Он свободно падает со скал прямо в океан. Это завораживающее зрелище!

 

Вот два выразительных стихотворения из коллекции профессора Бровко:

 

Роберт Саути (1774–1883), английский поэт-романтик, представитель так называемой «озёрной школы» (Lake Poets). Его творчество ценил еще А.С. Пушкин.

ЛОДОРСКИЙ ВОДОПАД

Как падают воды в Лодоре?
Кипя,
Шипя,
Ворча,
Журча,
Струясь,
Крутясь,
Сливаясь,
Свиваясь,
Вздуваясь,
Вздымаясь,
Резвясь и спеша,
Мелькая, шурша,
Скользя, обнимаясь,
Делясь и встречаясь,
Ласкаясь, бунтуя, летя,
Играя, дробясь, шелестя,
Блистая, взлетая, шатаясь,
Сплетаясь, звеня, клокоча,
Взвиваясь, вертясь, грохоча,
Морщинясь, волнуясь, катаясь,
Бросаясь, меняясь, воркуя, шумя,
Взметаясь и пенясь, ликуя, гремя,
Дрожа, разливаясь, смеясь и болтая,
Катясь, извиваясь, стремясь, вырастая,
Вперед и вперед убегая в свободолюбивом задоре,
Так падают бурные воды в сверкающем, быстром Лодоре! 

Перевод Андрея Шмульяна (1896–1975)

 

 

Ли Бо (701–762/763) – один из самых почитаемых в истории китайской литературы. Известен как «бессмертный гений поэзии». Его переводили Гумилёв и Ахматова. По легенде, Ли Бо утонул в реке Гуси, притоке Янцзы. Он упал из лодки, пытаясь поймать отражение луны в воде, и потом взлетел на небо.

СМОТРЮ НА ВОДОПАД В ГОРАХ ЛУШАНЬ

За сизой дымкою вдали
Горит закат,
Гляжу на горные хребты,
На водопад.
Летит он с облачных высот
Сквозь горный лес –
И кажется: то Млечный Путь
Упал с небес.

Перевод Александра Гитовича (1909–1966)

Беседу вёл Иван ЕГОРЧЕВ

Календарь событий

< 2017 >
Декабрь
ПВСЧПСВ
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Путешествуйте с нами!

img

Новые фотографии

  • DSC08376
  • DSC08227
  • DSC08184
  • DSC08160
  • DSC08151
  • DSC08144
  • DSC08083
  • DSC08073