Парк Гауя, Латвия — один день в «Ливонской Швейцарии»

Самолет перед посадкой разворачивается над заливом, и взору открывается потрясающий вид города, расположившегося по обоим берегам реки, впадающей в море. Яркие утренние лучи, пробиваясь сквозь хмурое утреннее небо, отражаются в трех золотых петушках, венчающих высокие шпили старинных башен.

Так меня встречала столица Латвии – Рига. Но не этот красивейший европейский город цель моего путешествия. В аэропорту меня ждал гид – симпатичный молодой человек с традиционным латышским именем – Валдис. Он улыбался при знакомстве и тут же весело представившись, сказал: «Можно обращаться по-русски – Владимир».

 

 

Прямо из аэропорта мы отправляемся в место известное как «Ливонская Швейцария» – Национальный парк Гауя (Gaujas nacionalais parks) - один из самых известных, популярных и больших природных парков в Латвии.

Я тут же интересуюсь, почему Ливонская и почему Швейцария? Мой гид загадочно улыбается и говорит с легким латышским акцентом: «Не торопитесь, вы все узнаете». Ох, уж этот прибалтийский менталитет… Любопытно же. Дорога занимает час езды на автомобиле, и мы оказываемся в потрясающем месте, расположенном в долине реки Гауя среди хвойно-широколиственных лесов и захватывающих дух утесов из девонского песчаника, высота которых в некоторых местах достигает 90 метров.

долина реки Гауя

долина реки Гауя

Как сообщает мне Валдис-Владимир в национальном парке свыше 500 культурно-исторических памятников: городища, курганы, пещеры, старинные каменные замки, церкви, поместья, водяные и ветряные мельницы, а также другие археологические, архитектурные и художественные памятники, и все это находится на сравнительно небольшом участке, чуть более 90 тысяч гектаров.

Мое знакомство с достопримечательностями гид предлагает начать с города Сигулда, который считается сердцем национального парка. Это небольшой городок в 50 км от Риги с населением чуть более 12 000 человек известен не только своими историческими памятниками, но и развитой инфраструктурой для туризма. Дело в том, что здесь построена санная и бобслейная трасса, функционирующая круглый год.

Именно здесь тренировались многие олимпийские чемпионы. Но я не горнолыжница, поэтому наш путь лежит к Сигулдскому замку, основанному немецкими крестоносцами в 1207 году рыцарями Ордена меченосцев.

наш путь лежит к Сигулдскому замку

наш путь лежит к Сигулдскому замку

Идем пешком, поднимаясь, все время вверх по достаточно пологому склону, Валдис попутно рассказывает, что высота склона в самой высокой точке достигает 56 метров, а глубина рва, защищающая замок достигает 18 метров. История замка устами гида тоже впечатляет. После своего вторжения на территорию Прибалтики и основания в 1201 году первой крепости, впоследствии названной Ригой в устье реки Даугава, немецкие феодалы начали свою экспансию на земли, принадлежащие древним латышским племенам, проживающим по берегам реки Гауя.

Завоевание прошло быстро, не смотря на активное сопротивление местного племени ливов. В честь победы над ливами глава ордена – первый магистр Винно фон Рорбах приказал основать замок, получивший название - Зегевальд (в переводе с немецкого «Лес побед») — это название сохраняется за городом вплоть до настоящего времени (трансформировавшись на латышский манер в Сигулду). Строился замок быстро, так как это был первый форпост крестоносцев в Ливонии. На протяжении нескольких столетий крепость служила надежной защитой Ордену меченосцев, но в 1345 году замок впервые в своей истории оказался захваченным молодым правителем Великого княжества Литовского Ольгердом. Во время Ливонской войны в 1558 году через замок прошли войска Ивана Грозного, и он был немного поврежден. На этом моменте моему взору предстает потрясающий вид национального парка с высоты холма, на котором я увидела остатки замка Зегевальд - сохранилась лишь монументальная надвратная башня и фрагменты стен замковой капеллы, выложенные из грубо отёсанного известняка. Мой возглас: «Ничего себе немного поврежден! Тут же ничего практически не осталось!», прервал спокойный размеренный рассказ гида. Ничуть не смутившись, из-за моей импульсивности Валдис продолжил: «Во времена шведско-польской войны 1600-1629 года замок получил сильнейшие разрушения, а в ходе жесточайших боев во время второй Северной войны был окончательно разрушен».

Сразу за развалинами Зегевальда я увидела красивое каменное строение с высокой башней и спросила у гида: «А это что?» Валдис ответил, что во времена Анны Иоановны, она подарила эти земли своему талантливому военачальнику генерал-фельдмаршалу Петру Петровичу Ласси. Впоследствии они передавались по наследству в семье фон Борхов, и в надвратную башню замка вмурован их родовой герб. Современный облик замок приобрел в конце 19 века, когда перешел по наследству от Ольги Александровны Кропоткиной, урождённой графини фон Борх к ее сыну – Николаю Кропоткину, который впоследствии стал вице-губернатором Лифляндии и замок был излюбленным местом посещения для поэтов и высокопоставленных гостей из Санкт-Петербурга и Москвы. Побродив вокруг, налюбовавшись пейзажами и красотами этого места, мы отправились к следующему месту нашего поломничества – Турайдскому замку.

Турайдский замок

Турайдский замок

Турайдский замок находится на противоположном берегу от Сигулдского замка и добираться до него интереснее всего по воздушной канатной дороге через долину реку Гауя. Преодолев таким способом 1060 метров, а именно такова ширина реки в этом месте, мы с моим гидом оказались на другом берегу. Восторг я испытала, надо сказать, потрясающий, таких удивительных и живописных видов национального парка вы не сможете больше увидеть не из одной точки. Пока я любовалась окрестностями из подвесного вагончика фуникулера, Валдис вводил меня в курс истории замка. Крепость начали строить в 1214 году по приказу рижского епископа Альберта. Строили долго, вплоть до 16 века. По окончанию строительства замок получил название Friedland, что переводится с немецкого, как Мирная земля. Это название говорило о том, что пришельцы с запада не встретили со стороны местных ливских племен серьезного сопротивления.

Friedland

Friedland

Но немецкое название средневековой крепости не прижилось на ливской земле, и до наших дней сохранилось название Турайда, что с языка древних ливов можно перевести как Божественный сад. Именно под этим названием и сохранился в веках немецкий замок. Замок сохранял свое стратегическое значение, как мощный оборонительный узел, на протяжении многих веков, но сгорел во время пожара в 1776 году и больше не был восстановлен. Только во дворе построили жилой дом для владельцев поместья. Гид, рассказал, что у места много легенд и романтических историй, которые привлекают сюда туристов, поэтому здесь давно ведутся археологические раскопки и восстановительные работы. Когда мы подошли к замку, Валдис сказал, что мне предстоит большая физическая нагрузка и спросил, готова ли я к ней. На мою просьбу уточнить детали, он махнул рукой в сторону башни и коротко бросил: «Смотровая площадка. Пойдем?» Дальше последовал комментарий, что это полностью восстановленная главная башня замка, высота которой 38 метров, а на уровне 26 метров есть смотровая площадка. Не чувствуя особого подвоха, я согласилась с предложением и смело двинулась вперед. Подниматься и спускаться пришлось по очень узкому и низкому ходу с каменными ступеньками. Ширина этих ходов вряд ли превышает 0,5 метра, а высота - немногим более 1,5 метра. Удовольствие надо сказать еще то… Но удивительной красоты вид, открывающийся со смотровой площадки того стоил, Сигулда лежала, как на ладони во всей своей красе. Налюбовавшись пейзажами и ругая строителей, что не додумались построить лифт, мы спустились вниз и прошли вглубь территории замка, окруженного с двух сторон парками. Недалеко от строений я обратила внимание на большое скопление туристов, стоящих под огромным раскидистым деревом, все они щелкали фотоаппаратами.

огромное раскидистое дерево

огромное раскидистое дерево

«А это что?» - махнула я в их сторону. Валдис заулыбался: «Это могила Турайдской розы. Ты никогда не слышала о ней?». Я отрицательно помотала головой. Гид набрал воздуха в легкие и сказал: «Тогда слушай. Это одна из самых известных легенд Латвии, одна из самых красивых и печальных историй о верности и любви». Мы подошли к дереву, которое оказалось огромной многовековой липой, под ней лежал большой черный камень из мрамора с гравировкой: «Здесь покоится Роза из Турайды» и даты 1601-1620.

Рассказ гида был долгим, и чем больше он говорил, тем больше меня захватывала эта красивая и печальная история. Я как зачарованная слушала о девушке, чье имя стало символом верности и любви. Постараюсь пересказать эту легенду.

Легенда о Турайдской розе.

Весной 1601 года шведские войска захватили Турайдский замок.

После битвы дворцовый писарь Грейф нашёл среди убитых истощённую голодом девочку. Грейф принёс девочку домой и обязался её воспитать. Это было в мае месяце, поэтому девочку назвали Майей. Прошли годы, Майа выросла и стала красивой девушкой. Из-за её красоты народ называл Майю Турайдской Розой. У девушки был жених - садовник Виктор Хейл. Влюбленные были очень счастливы вместе. Уже был назначен день свадьбы, и они строили планы на будущую счастливую жизнь, встречаясь по вечерам в одной из пещер в лесу неподалеку от Турайдского замка. Однако у счастья всегда есть завистники. И для влюбленных пришло время испытаний. Адам, (согласно одной версии, речь идёт о польском офицере Адаме Якубовском, дезертире из польской армии, работающем на Шильдегльма, управляющего Турайдского замка) отвергнутый Розой, не желал мириться с тем, что девушка досталась другому. Во что бы то ни стало негодяй решил добиться желаемого. Адам знал, что влюбленные каждый вечер встречаются в пещере Гутманя, и при помощи своего напарника, обманом заманил туда Майю. Он захотел овладеть Майей. В ход пошли уговоры, подарки, обещания. Безрезультатно. Затем начались угрозы и шантаж. Опять без результата. Тогда богач Якубовскпй решил овладеть красавицей силой. Ему согласился помочь в этом приятель Петерис Скудритис. Когда насильник уже схватил её, она, поняв, что спастись не удастся, предложила тому за себя выкуп. Якубовский спросил, о чём идёт речь. В ответ Майя дала негодяю свой красный платок, который был повязан вокруг шеи. Она пояснила, что платок был заговорён, и что никто не может ранить того, кто носит платок.

Офицер выразил сомнение в том, что платок волшебный, но Майя предложила испытать его силу, опять повязав платок на шею и предложив ударить её мечом. Якубовский решил, что платок и впрямь заколдован, раз девушка без страха предлагает нанести ей удар. Он взял меч и ударил по шее Майи, убив её на месте.

При виде убитой девушки Якубовский очнулся. Он горько зарыдал, бросился в лес и повесился там, на ремне от меча.

Виктор Хейл пришёл на обычное место свиданий поздно вечером. Он увидел убитую невесту, бросился за помощью. Но судья обвинил Виктора в убийстве, найдя в пещере мотыгу садовника. Однако, Петерис Скудритис пришёл в суд и обо всём честно рассказал. Одна девочка, которая провожала Майю к пещере и всё видела, подтвердила слова Скудритиса.

После похорон, на могиле Турайдской Розы поставили крест, а садовник Виктор Хейл уехал в Вюртембург, где он родился. Адам Якубовский был закопан в болоте у усадьбы Нурмижи. Петерис Скудритис провёл в тюрьме четыре месяца, после чего его выслали в Польшу.

Так в Турайде появился памятник верной невесте, у которого рядом всегда лежит свежий цветок.

Увидев, что рассказанная история опечалила меня, Валдис предложил показать мне пещеру, где встречались влюбленные – пещера Гутманя. К ней ведет деревянная лестница, которая начинается сразу у канатной дороги. По пути встречаются скамейки, зонтики-грибки, маленькая речушка с деревянным мостиком. Идем минут двадцать, по дороге гид рассказывает, что об этой пещере есть еще одна легенда, которая гласит, что у ливского вождя Риндауга, жившего в стародавние времена, была неверная жена. В наказание за супружескую неверность он приказал заживо закопать свою жену в высоком крутом песчаном берегу реки Гауя. Из горючих слез несчастной женщины образовался ручей, размывший большую пещеру. Позже местный лекарь Gutermann (в переводе с немецкого — "Добрый человек", в латышском прочтении — Gutmanis (латыш.) — пещера, соответственно — Gutmanala — пещера Гутманя) водой из этого источника успешно врачевал своих больных.

Пещера считается самой большой в Прибалтике (18,8 метров в глубину и 12 м в ширину, а максимальная высота — 10 метров), из ее основания вытекает наружу источник чистейшей родниковой воды, вода ледяная. На стенах пещеры много надписей, рисунков и дат, в том числе даже XVI века. Передохнув и попив родниковой воды, отправляемся в обратный путь. День близиться к завершению, скоро сядет солнце. Валдис начинает перечислять места, где мы еще не были: Парк тростей, Гора ведьм, Чертовы пещеры… «Валдис, стоп!» - обрываю я его на полуслове. «У меня самолет. Будет повод вернуться».

Реклама Яндекс

Новые фотографии

  • lima11
  • zanzibar_33
  • ashdot-3
  • ierusalim-11
  • peterburg
  • img_5128
  • Catedral de Sal
  • DSC07591